Из огня да в полымя. История Бориса Акимова

Борис Акимов

Борис Акимов

Борис Акимов — довоенный Павловчанин, ровесник Ленинского комсомола. Отец его был железнодорожником. Жила семья на улице Мичурина, в том месте, где сейчас 464 -я школа. Учился мальчик во 2-й Слуцкой железнодорожной школе.

В годы учебы путем самообразования Боря настолько приобщился к технике, что стал толковым механиком-конструктором. Через год после окончания школы начал даже работать в конструкторском бюро Кировского завода, потом перешел оттуда в институт механизации. Правда, здесь парню не повезло. Как-то во время служебной командировки на Амур он был ранен выстрелом с китайского берега.

Перед войной Акимова приняли на Должность конструктора второго разряда — в Особое конструкторское бюро номерного завода. Начальник ОКБ дал Борису высокую оценку. Однако вскоре с этой работой пришлось расстаться. В июле 41-го бюро было эвакуировано. А Борис вступил в армию народного ополчения.

Почти год он был разведчиком партизанской спецгруппы Слуцкого (Павловского) района, центром которого стала в ту пору Усть-Ижора. Действовала группа по заданию уполномоченного штаба партизанского движения, первого секретаря райкома ВКП(б) Я. И. Данилина. Дни, свободные от боевых заданий, Борис отдавал своему призванию общественника, которое проявилось еще в школьные годы. В условиях прифронтовой полосы работал в детском доме пионервожатым. Он охотно заменял отсутствовавших сотрудников, умел увлечь детей, в первую блокадную весну организовал и педагогический коллектив, и воспитанников для работы на детдомовском огороде.

Борис успешно справлялся и с боевыми заданиями. Семь раз проникал на территорию, занятую врагом. На восьмом его схватили. О пленении Акимова существуют две версии. Одна из них принадлежит писателю Б. А. Дьякову. Дело в том, что у Бориса был физический недостаток — горб. И в «Повести о пережитом» Дьяков рассказал, что немцы пронюхали, будто в населенном пункте появился советский разведчик с приметной внешностью, и приказали арестовать всех горбатых. Все это могло быть на самом деле, и все же по более достоверным источникам задержали его при других обстоятельствах. О них я узнал от брата Бориса Акимова и других павловчан.

Летом 1942 года парашют, на котором спускался молодой разведчик, из-за ошибки летчика приземлился на территории немецкой школы по подготовке офицеров в районе станции Дно. Два товарища Бориса были убиты в воздухе, а сам он с простреленной рукой опустился на землю.

Дальнейшая судьба советского разведчика такова: с партией военнопленных его направили во Францию, там он попал в концентрационный лагерь. Но даже здесь, в кромешном аду, не опускал руки, продолжал бороться с фашизмом. Организовал интернациональную подпольную группу, стал ее командиром.

В 1945 году, после разгрома гитлеровской Германии, французы, участники Сопротивления, сумели репатриировать своего боевого друга на родину, в Советский Союз. И попал бывший партизан, как говорится, из огня да в полымя. Как только самолет приземлился в Минском аэропорту, Бориса арестовали. Через три месяца военный трибунал Минского гарнизона приговорил его к десяти годам лишения свободы.

Срок отбывал в Тайшете (Иркутская область). По свидетельству Б. Дьякова, «работал самозабвенно, был острым на словцо, решительным в поступках». Оказавшись на промышленном предприятии, Акимов внес немалую лепту в рационализацию производства. Продолжал заниматься изобретательством. Дьяков в своей книге поведал также любопытную историю об участии Б. Акимова в конструировании медицинского прибора.

Хирург Н. Д. Флоренский и его жена были приговорены как «враги народа» К 25 годам лишения свободы. В лагере Николай Дмитриевич работал по специальности, мечтал о создании прибора для оперативного соединения отломков кости (остеосинтез). Как-то в лагерном бараке поделился своей мечтой, при его положении фантастической, с технологом Акимовым. Борис Петрович загорелся желанием помочь своему собеседнику. И сразу приступил к делу. Привлек в помощь трех специалистов. Так на лагерном заводе появилось своего рода «подпольное конструкторское бюро».

Прибор был создан. А в шестидесятые годы, уже после кончины Б. П. Акимова, Флоренский защитил в Московском медицинском институте имени Пирогова докторскую диссертацию «Компрессионный остеосинтез». Остался в этой научной работе и добрый след Акимова.

После освобождения по амнистии Борис Петрович, «человек без будущего», в Павловск не вернулся, продолжал работать на Тайшетском заводе. В январе 1959 года его реабилитировали, но дни его были сочтены: спустя год он скончался, прожив всего 42 года.

Историю его трагической жизни я узнал из материалов, поступивших в краеведческую секцию Павловска от брата Бориса, ныне покойного Виктора Петровича Акимова.

Константин Иванов

Вернуться назад



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>