Братья-герои Панаевы. Борис Панаев

Ушли на войну и герои нашего рассказа — Борис, Гурий и Лев Панаевы. Платон продолжал службу во флоте. Сумасшедшее увлечение их отца Аркадия Александровича лошадьми, как многих и многих офицеров той поры, плюс древняя традиция рода Панаевых-уланов завлекли и трех братьев — Бориса, Гурия и Льва — в кавалерию. Старший сын Аркадия Александровича Борис после основательной подготовки домашними учителями был отдан в Пажеский корпус, где вскоре снискал любовь и уважение товарищей примерным поведением и, может быть, не последним по важности лозунгом: «Перед товарищами быть за начальство, а перед начальством — за товарищей». После окончания корпуса он пошел в Николаевское кавалерийское училище, откуда был выпущен в гусарский кавалерийский Ахтырский полк.

Борис ПанаевСвое боевое крещение он получил в Русско-японскую войну, будучи командирован в пограничные войска, действовавшие в Маньчжурии. За проявленную в боях храбрость был награжден орденом Св. Анны «с мечами и бантом» (Ем у было шестнадцать лет). Стремясь продолжить свое военное обучение, он после войны прошел курс офицерской кавалерийской школы в Санкт-Петербурге а по окончании получил приглашена остаться в ней преподавателем. Но отказался и вернулся в любимый Ахтырский полк, считая, что здесь его боевой опыт и кавалерийское образование важнее. Относясь к строевой службе с необычайным рвением, он все же успевал заняться и статьями в военные журналы. Там появились его статьи «Командир эскадрона в боях», «Офицерская аттестация» о необходимости ежегодной проверки боеспособности всех офицеров и статья «Пика» о целесообразности дать на вооружение кавалерийским полкам дополнительное оружие — пику, как в казацки полках, что через год и было введено.

Полковой знак 12-го гусарского Ахтырского полка

Полковой знак 12-го гусарского Ахтырского полка

Чтобы доказать (по-видимому, в ответ на некоторые возражения скептиков), что пика не утомляет кавалериста, он совершил сам дальний индивидуальный поход с места стоянки полка — местечка Межибужье — в Ахтырку и обрати (всего 1200 верст) в полном вооружении» с пикой. Став одним из крупнейших специалистов в кавалерийской области русской армии, он ежегодно получал призы на конских состязаниях и в России, и за границей. Главнейшая задача, достигаемая при подготовке подчиненных, это — готовность к бою солдат. С это целью он организовал в своем полку офицерский кружок «тревожников», готовых к бою в любой момент. Не удивительно, что такое чрезвычайное рвение в службе и искреннее увлечение своей специальностью, вплоть до самозабвения и отрешения от других областей познания привели его к аскетизму в частной жизни.

Утверждая, что жизнь офицера должна быть целиком и полностью отдана служению родине, он ограничивал себя во всем: спал на досках, не ел мяса, не знал женщин. Будучи очень религиозен, он молился по ночам и все деньги, получаемые как призы на состязаниях, тратил на поездки по монастырям. Был случай, когда он однажды во время отпуска поступил послушником в Валаамский монастырь, скрыв свое офицерское звание… 15 августа 1914 года, в самом начале войны он был убит при отчаянно смелой атаке австрийских позиций.

Посмертно награжден Георгиевским крестом и Георгиевским оружием. В летописи войны так описан его подвиг и мотив награждения:

«Убитому ротмистру 12-го Ахтырского генерала Дениса Давыдова, ныне Его императорского высочества великой княгини Ольги Александровны полка Борису Панаеву за то, что 15 августа 1914 г. в деле под с. Демня бросился со своим эскадроном на выходившую из деревни бригаду кавалерии противника, подходя к которой был ранен в первый раз в ногу, но продолжал вести эскадрон. Ворвался за противником в деревню и прошел ее справа по три. Прорвался под сильным огнем через мост и огражденную плотину. Выйдя из деревни и будучи вторично ранен в живот, продолжал по крутому подъему вести эскадрон на противника, засевшего в лесу за канавой. Вскочил в лес, врубился в ряды австрийцев. Наткнулся на проволоку, приказал ее рубить, но пал, сраженный еще двумя пулями в сердце и в висок. Своей решительной и безумно смелой атакой он обратил в бегство неприятельскую кавалерию».

 

Кавалерия в атаке

Кавалерия в атаке

Тело убитого Бориса Панаева подобрал его брат Гурий, участвовавший в этой атаке и, к счастью, оказавшийся среди немногих уцелевших в отчаянной вылазке. Он сумел вынести из-под огня истерзанное тело брата и упросил помещика имения, находившегося недалеко от места боя, сохранить прах до захоронения в склепе. Благодаря этому впоследствии прах был переправлен в Павловск, где и захоронен на семейном могильном месте старанием их младшего брата моряка Платона.

Вернуться назад



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>